Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

кто я такой

Меня зовут Денис Ахалашвили, и я православный человек. Это самое замечательное, что со мной произошло. В жизни меня интересуют две вещи – это отношения с Господом Иисусом Христом и отношения с людьми. Христу я поклоняюсь, людей стараюсь любить и уважать. Обычно делаю для них успешную рекламу, выигрываю выборы, и продвигаю их бизнес. Всем остальным бескорыстно помогаю. В своей профессиональной деятельности успешно занимаюсь журналистикой, политтехнологией, рекламой и брэндингом. Когда-то создал православную молодежную газету «Покров». Сейчас свой клуб журналистики.
В духовной жизни я росомаха, маленький злобный мишка. Большинство врагов намного сильнее меня. На то они и враги, чтобы быть большими и страшными. Меня можно напугать, можно избить, можно избить до полусмерти. Но это не имеет особого значения. Потом я все равно встану, и снова дам в зубы. Когда я со Христом, совершенно перестаю бояться боли, становлюсь бесстрашным, могу бегать по снегу и не проваливаться. Бой на 90 раундов или пока один не упадет – это для меня. Я всегда за искренность. Драться так драться, любить так любить. И тому и другому отдаюсь целиком, без остатка.
О том, кто я такой, можно судить по статьям:
Чудо на Покров den-axa.livejournal.com
Почему в Православной Церкви столько уродов den-axa.livejournal.com
Посмотреть святым в глаза den-axa.livejournal.com
Православный героин den-axa.livejournal.com
Фото на память den-axa.livejournal.com
Крутая рекламная кампания, которой не было den-axa.livejournal.com
Школа den-axa.livejournal.com
Каждому свое den-axa.livejournal.com
О православном сексе den-axa.livejournal.com
Почему столько недовольных программой 200 храмов den-axa.livejournal.com
На войне как на войне den-axa.livejournal.com
Как оказаться на крыше главного храма мира den-axa.livejournal.com
Как написать хорошую статью den-axa.livejournal.com
Хватит быть потерпевшим den-axa.livejournal.com
Либералам и всем осуждающим Русскую Православную Церковь den-axa.livejournal.com
А также «Бей акулу в нос», «Возрождение», «Всем, кто работает на Владимира Путина, и даже об этом не догадывается», «Наркотическая революция и идеальное общество потребления», «Клизма от равнодушия», «В защиту Михаила Саакашвили» и многие другие.
В этом блоге только мои собственные статьи. Если я вас не комментирую, это не значит, что я вас не читаю. Я каждый день работаю с большим объемом информации, и читать блоги для меня удовольствие. Чаще комментирую, когда не согласен с автором или статья мне понравилась. Тогда просто пишу: хорошо! или здорово! или красиво! Обычно умным людям этого хватает.
Если вы захотите со мной дружить, то, скорее всего, я соглашусь. Я отказываю в дружбе только врагам Русской Православной Церкви, врагам моей Родине России и геям. С ними у меня дружбы не будет. Всем остальным – милости просим.

Суровые мужские поцелуи

Хотя мы никогда не жили в Грузии (там жили наши отцы), мы и правда целуемся. Хотя если нас видят пидарасты любой масти, опускают глаза и переходят на другую сторону. Потому что мы – мужчины. Стопроцентные мужчины, которые любят женщин. Красивых, чудесных, прекрасных, волнующих и трогательных женщин. Но встречая друг друга, мы обязательно целуемся. Потому что мы братья. А брат – это святое. Брат – это тот, кому ты можешь доверить свою жизнь и свою честь. Мужчины стали здороваться, чтобы показать другому, что в руке нет оружия и им можно доверять. Мужчины стали целоваться, чтобы показать, что их связывает больше, чем доверие. Доверяют – но проверяют. Братьев не проверяют. Братья не рассуждают. За брата бросаются в бой не потому, что он прав, а потому что он брат. Когда мы 18-летними сопляками дрались за наших одногруппниц с взрослыми горячими выходцами с Северного Кавказа, которым нравилось насиловать русских девушек, одной удали было мало. Они были старше нас и сильнее, их была кодла, а нас двое. И чтобы победить, нужно было стать больше, чем двое, пусть и дерзких, шкета. Когда я понял, что мой друг готов за меня умереть, я его поцеловал. Потому что никакими словами это больше не выразить. И он тоже понял, что было у меня на сердце.
И когда мы встречаемся в храме, мы тоже целуем друг друга. Три раза: в Отца, и Сына, и Святого Духа. Мы радуемся, что мы братья во Христе, и что с нами Бог. Потому что нет между мужчинами более светлых и важных на свете слов: Люблю тебя, брат! И Господь посреди нас.

Психиатр с красными волосами

На днях встретил женщину-психиатра, которая долгое время лечила меня после тяжелой травмы головы. Тогда я довольно сильно ударился - даже говорил с трудом. До смешного доходило. В фонде «Дмитрия Солунского», где я тогда работал (и где до сих пор лежит моя трудовая) каждый вторник в восемь утра проводились совещания. И вот я стою, чего-то говорю, люди задают вопросы, я отвечаю. И вдруг речь у меня начинает путаться, язык заплетается, как у пьяного. Главное, мысли в голове ясные, а на выходе бу-бу-бу. Одна сердобольная матушка сразу предположила, что я пьяный. Но другая, которая разбиралась в медицине, сразу поняла, что к чему, и дала мне воды. До сих пор не забуду, как смотришь в экран ноутбука, пытаешься что-то написать, а строчки прыгают перед глазами как бешенные и в голове карусель. Психиатр потом призналась, что когда первый раз меня увидела, сразу решила, что перед ней конченый псих, больной на всю голову. Все опасалась, что я начну чего-нибудь выкаблучивать. Но я не выкаблучивал, а ходил в Церковь, исповедовался и причащался. Сколько мог ходил. Благо времени у меня для этого было сколько угодно. Дал Господь времени.
Психиатр, которая говорила, что на восстановление нормальной деятельности мозга понадобится около года, и то, если я буду соблюдать строгий режим, не работать за компьютером и не читать, что для меня было смерти подобно. Вести себя как растение я не собирался. После она удивлялась, как я так быстро выздоровел, что снова стал писать и заниматься со студентами. Но я особо не распространялся, все отшучивался. Только этого мне не хватало, чтобы не попасть в городские сумасшедшие и попасть на учет в дурку. Просто пришел, подарил последнюю написанную книжку и конфеты и сказал много теплых слов, которые она заслужила.
И вот случайно встречаю ее на улице. Смотрю – а у нее волосы розово-красного цвета, как у японской школьницы. Хорошо, если это просто неумелое обращение с краской. А если это сознательно, думаю, у сердобольной женщины-психиатра большие проблемы. Пятидесятилетняя женщина с красными волосами – это вам не шуточки. Это знаете, крик о помощи, последнее китайское предупреждение. Это я вам как несостоявшийся деревенский дурачок говорю.

А вас в детстве наказывали ремнем?


Мой дед был суров, яростен, и порол за любую мелочь. Иногда он заставлял меня лезть на дерево, чтобы я сама наломала прутьев для порки. Наверное, я могла наломать тонких и легких, но я приносила деду самые страшные, а он обдирал с них листья и сек – раз, раз. Грейс Джонс, певица, актриса
Если я озорничал, отец отводил меня в маленькую комнату, запирал дверь на ключ и делал вид, что лупит. Он говорил мне: «Кричи». И я кричал: «Не бей меня, папа!»
Олег Анофриев, актер

Сегодня многие родители при упоминании о порке делают страшное лицо и махают руками. Сегодня это не принято, и кажется чем-то вроде сожжения на костре. Считается, что такой метод воспитания неприемлем. Однако вся предыдущая история человечества говорит об обратном. Своих детей люди пороли всегда. Во всех странах и на всех континентах. Например, в царской России, при каждой школе был прикомандирован солдат, отвечающий за телесные наказания провинившихся. И ничего. Несчастные не только переносили эти травмы, следы которых по уверениям современных психологов мы несем всю жизнь, но и добивались в профессиональной деятельности поразительных результатов, которые нам и не снились. Вместо того чтобы стать унылыми отщепенцами, с разрушенной психикой, обидевшимися на весь мир, они обогащали человечество достижениями и открытиями во всех сферах. Это факт. Сегодня дети, с которых сдувают пылинки и которым все позволено, вместо того, чтобы стать гармонично развитыми прекрасными личностями, почему-то становятся циничными эгоистами, отравляющими жизнь всем вокруг. Как преподаватель скажу: уже на первом занятии видно, кто, как и каким образом воспитывался. Цветы жизни, оказавшиеся у меня в клубе журналистики из-за своей гениальности, при первых трудностях и замаячившей на горизонте ответственности, исчезают как роса поутру. А паренек, который в выпускном классе спрашивал у мамы разрешения погулять до 9 вечера, оканчивал школу с золотой медалью и учился на факультете журналистики в УрГУ. У него замечательная строгая мама, которая воспитывает своих детей по старинке,  и ее сын далеко пойдет. Среди моих знакомых о воспитании с помощью ремня с улыбкой вспоминали и известный депутат, и управляющий банком, и главный тренер сборной России по карате.
Наше босоногое детство. Школа. Родительское собрание. Мы, хулиганы, у доски, на виду у всего класса, учителей и родителей. Стоим, опустив глаза. Взрослые: Бу-бу-бу, ой-ой-ой. Какой позор! Мы с грустными мордами: прос-ти-те-е-е пожалуйста, мы больше не будем... Конечно, будем, уже через полчаса после этого собрания. Но родители не дураки. Они все про нас знали. И поступали соответственно. Наказаниями в нашей семье занималась мама. Папа все время был на работе. Мама всегда страшно удивлялась, как мне не хватило прошлого раза, и, вздыхая, брала в руки ремень. Я ее понимал, и только пожимал плечами. Так получилось.
К порке я относился спокойно, по-философски: виноват – получи. Взбучка была лучшим средством донести до любого Робин Гуда правильную оценку его подвигам. Заслуженное наказание давало любому проступку свою ценность, как блеск золоту или вес алмазу. Без него разбитое стекло становилось не таким разбитым, а пропущенные уроки не такими пропущенными. Никто никогда не думал обижаться, потому-что получить горячих было справедливо во всех отношениях. А справедливость –  это очень важно. В  кодексе чести любого хулигана справедливость занимает одно из главных мест. Те, кто сегодня выступает резко против, забывают об этом, и лишают своих детей одного из самых важных стимулов меняться к лучшему. Это все равно, что заставлять бегуна участвовать в соревнованиях, за которые не дают медалей. Бегаешь-бегаешь, а тебя никто не замечает. Железная логика подсказывает, что дальше остается только поджечь стадион.