Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

кто я такой

Меня зовут Денис Ахалашвили, и я православный человек. Это самое замечательное, что со мной произошло. В жизни меня интересуют две вещи – это отношения с Господом Иисусом Христом и отношения с людьми. Христу я поклоняюсь, людей стараюсь любить и уважать. Обычно делаю для них успешную рекламу, выигрываю выборы, и продвигаю их бизнес. Всем остальным бескорыстно помогаю. В своей профессиональной деятельности успешно занимаюсь журналистикой, политтехнологией, рекламой и брэндингом. Когда-то создал православную молодежную газету «Покров». Сейчас свой клуб журналистики.
В духовной жизни я росомаха, маленький злобный мишка. Большинство врагов намного сильнее меня. На то они и враги, чтобы быть большими и страшными. Меня можно напугать, можно избить, можно избить до полусмерти. Но это не имеет особого значения. Потом я все равно встану, и снова дам в зубы. Когда я со Христом, совершенно перестаю бояться боли, становлюсь бесстрашным, могу бегать по снегу и не проваливаться. Бой на 90 раундов или пока один не упадет – это для меня. Я всегда за искренность. Драться так драться, любить так любить. И тому и другому отдаюсь целиком, без остатка.
О том, кто я такой, можно судить по статьям:
Чудо на Покров den-axa.livejournal.com
Почему в Православной Церкви столько уродов den-axa.livejournal.com
Посмотреть святым в глаза den-axa.livejournal.com
Православный героин den-axa.livejournal.com
Фото на память den-axa.livejournal.com
Крутая рекламная кампания, которой не было den-axa.livejournal.com
Школа den-axa.livejournal.com
Каждому свое den-axa.livejournal.com
О православном сексе den-axa.livejournal.com
Почему столько недовольных программой 200 храмов den-axa.livejournal.com
На войне как на войне den-axa.livejournal.com
Как оказаться на крыше главного храма мира den-axa.livejournal.com
Как написать хорошую статью den-axa.livejournal.com
Хватит быть потерпевшим den-axa.livejournal.com
Либералам и всем осуждающим Русскую Православную Церковь den-axa.livejournal.com
А также «Бей акулу в нос», «Возрождение», «Всем, кто работает на Владимира Путина, и даже об этом не догадывается», «Наркотическая революция и идеальное общество потребления», «Клизма от равнодушия», «В защиту Михаила Саакашвили» и многие другие.
В этом блоге только мои собственные статьи. Если я вас не комментирую, это не значит, что я вас не читаю. Я каждый день работаю с большим объемом информации, и читать блоги для меня удовольствие. Чаще комментирую, когда не согласен с автором или статья мне понравилась. Тогда просто пишу: хорошо! или здорово! или красиво! Обычно умным людям этого хватает.
Если вы захотите со мной дружить, то, скорее всего, я соглашусь. Я отказываю в дружбе только врагам Русской Православной Церкви, врагам моей Родине России и геям. С ними у меня дружбы не будет. Всем остальным – милости просим.

О профессионалах или хорошая история под Новый год


Арсений Ли у друзей в международном информационном агентстве "Риа-Новости"


Когда говорят о профессионалах, я вспоминаю своего друга, директора дизайнерского бюро «Revolverart» Арсения Ли.  Много лет назад, когда мы  работали в одном издательстве, я –  редактором газеты, Арсений  –  дизайнером и верстальщиком случилась у нас под Новый год история.
За три дня до Нового года нам нужно было выпустить сразу два номера газеты – иначе не получим зарплату. А у Арсения встреча выпускников в Университете (он окончил биофак). Я, говорит, быстренько съезжу, чаю с тортом попью, пообнимаюсь с друзьями – и назад. Намотал длинный вязаный шарф на шею и уехал.  Время позднее – Арсения нет. Рабочий день заканчивается. К трубке никто не подходит. Через час приезжает жена Арсения, Алла. Они собирались ехать в салон за новой мебелью. Пьем кофе и надеемся на лучшее.
Лучшее про нас забыло. Вечерние сумерки плавно превращаются в ночь. Хочется грязно ругаться и кого-нибудь ударить. За несколько минут  до полуночи звонок. Незнакомый голос в трубке вызывает меня на улицу.  Подъезжает такси. Двое покачивающихся на нетвердых ногах людей вытаскивают третьего, который на ногах стоять не может. Мой друг Арсений висит у них на руках и глупо улыбается. Все – новая мебель, газеты, зарплата, новогодний стол утонули в этой улыбке быстрее, чем «Титаник» среди льдов. Вносим его в редакцию и укладываем на диван. Мы с Аллой желаем скандала и крови. Но и этой радости нас лишают – Арсений спит как рота пожарных. Алла решительно идет за снегом. Чтобы привести его в чувство, нужно было закопать его в сугробе, а так он только перевернулся на другой бок и показал нам что-то неприличное. Жена маленькой, но твердой рукой аккуратно положила горсть снега ему за шиворот и стала поднимать.
Когда бездыханное тело приняло вертикальное положение, его обладатель неожиданно открыл глаза. Он медленно обвел взглядом комнату, улыбнуться куда-то в сторону и умоляющим голосом  сказал: Ребята, положите меня на час. Потом сделайте крепкий кофе. Я все вам сделаю,  –  и мгновенно отрубился.
Ровно через час Алла приступила к решительным действиям. Свежий воздух и купания в снегу немного помогли ему самостоятельно вернуться в редакцию. Арсений попытался включить компьютер, но упал вместе со стулом. Поднявшись на колени, он повторил попытку. Мы сидели на диване, и помогать не собирались. Ему никак не удавалось попасть пальцем на кнопку, но он не сдавался. Кнопка тоже. После нескольких неудачных попыток Арсений повернулся к нам и неожиданно спокойно сказал: Усадите меня на стул и включите компьютер. Мне надо работать!
Мы так и сделали. Его руки потянулись к клавиатуре. С полузакрытыми глазами он начал верстать. Иногда изображение ускользало от него, и тогда он наклонялся к самому столу, чтобы снова его поймать. Его взгляд останавливался на одной точке, а затем снова упорно лез вверх по экрану. Сначала он все время нажимал не те клавиши. Но быстро нашел нужные.  Дело пошло веселей. Я подавал фотографии, он сканировал. Алла диктовала заголовки, Арсений ставил. Она варила нам кофе и вытирала его голову мокрым полотенцем. Я вычитывал. К семи часам утра две 16-ти полосные газеты формата А-4 были сверстаны. Когда вывели полосы, нигде не сползло ни строчки и все фотографии были на месте. Я оставил полосы у секретаря на столе, мы взяли Арсения под руки и закрыли редакцию.
От выпавшего за ночь снега и свежего воздуха кружилась голова. Арсений обнял меня, и прошептав: С Новым годом, брат мой! – упал на заднее сиденье подъехавшего такси. Новый год обещал быть хорошим….

Благословенные ошибки



Когда в школе я учился писать, то очень хотел, чтобы новая тетрадь всегда оставалась красивой, без помарок. Всякие исправления, переделки и кляксы меня просто в ужас приводили. Так было красиво, аккуратно и правильно – а тут гармония превращалась в царство беспорядка и хаоса, и мир летел в тартарары. Это была трагедия, от которой моя маленькая жизнь трещала по всем швам. Единственным спасением было немедленно вырвать испорченную страницу и начать все с чистого листа. Так толстые 48-ми страничные тетради из моего портфеля превращались в аккуратные 12-ти страничные и даже тоньше. Еще хуже получалось с рисунками чернилами, которые я рисовал в большом количестве и отсылал в разные детские журналы. Один неверный штрих, и приходилось рисовать заново. Иногда я умудрялся делать по 5-7 набросков на одну тему, прежде чем получалось что-нибудь сносное. И все равно я умудрялся делать ошибки.
Но чем больше я работал, чем больше отдавал любимому занятию времени и сил, тем меньше ошибки задевали меня. И вовсе не потому, что я перестал обращать на них внимания – совсем нет. Ошибки оставались ошибками – и их нужно было исправлять. Так же как преодолевать трудности. Но теперь вместо панического страха или недовольства они вызывали у меня совсем другие чувства. Весь предыдущий опыт открыл мне собственное несовершенство, и я перестал им тяготиться. Когда ошибки перестали быть чем-то невероятным, вроде неожиданно открывшейся чужому взору волосатой бородавки, из ям и ловушек они стали путеводными огнями на пути к чему-то стоящему. По ним дорога наверх уже не была такой неизвестной и темной, а жизнь переставала казаться черно-белой как дикая зебра. Я видел куда двигаться и знал, чего делать уже не стоит. Ошибки научили меня, что все лучшее впереди, и избавили от глупой самоуверенности. Я не Пушкин. Я Ахалашвили. И с этим ничего не поделаешь. Но из всякого Ахалашвили тоже может выйти что-нибудь доброе. Если постараться…
Так и в нашей духовной жизни. Если бы мы сразу стали такими, какими видит нас Господь, получили бы все, и сразу, мы никогда бы не открыли для себя радость покаяния и великую милость Божию, на которой все держится. Ведь каждая наша ошибка – это еще один повод для встречи с Богом. И это замечательно.